Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




18.04.2021


18.04.2021


18.04.2021


18.04.2021


18.04.2021





Яндекс.Метрика

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

14.03.2021

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской (до 2013 года Собор новомучеников и исповедников Российских) — праздник в честь святых Русской православной церкви, принявших мученическую кончину за Христа или подвергшихся гонениям после Октябрьской революции 1917 года.

Установлен также отдельный праздник, Собор новомучеников, в Бутове пострадавших, в память тех новомучеников, которые приняли смерть на Бутовском полигоне (к 2007 году было известно 289 имён, список возглавляется священномучеником Серафимом (Чичаговым)), который отмечается в 4-ю субботу по Пасхе. Первоначально (определением Архиерейского собора 1992 года) было установлено иные название и правило выбора даты: Изначально «Собор новомучеников и исповедников Российских» праздновался 25 января (7 февраля), если этот день совпадал с воскресным днём, а если не совпадал — то в ближайшее воскресенье после 25 января (7 февраля). Архиерейский собор 2013 года, вследствие отличия отечественной практики от практики Русской зарубежной церкви, ввёл нынешнее правило относительно времени празднования.

Характеристика

Гонение на Церковь началось сразу же после прихода большевиков к власти и осуществлялось в различных формах. 25 октября (по старому стилю) 1917 года большевики захватили власть в Петрограде, а уже 31 октября в Царском Селе красногвардейцами был убит без суда протоиерей Иоанн Кочуров — первый по времени новомученик Русской церкви. Вслед за этим число жертв среди духовенства, монашествующих и активных мирян быстро пошло сначала на десятки, затем на сотни, а к концу Гражданской войны — уже на тысячи. Одних только православных архиереев с 1918 по 1922 год было казнено более двадцати — примерно каждый шестой-седьмой.

Помимо расправ без суда и следствия, совершавшихся в период гражданской войны, практически сразу же после прихода к власти большевики издали целую серию декретов, так или иначе направленных против Церкви. Кульминацией антицерковного законодательства большевиков стал декрет СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 года. Этим декретом у Церкви не только отнималось право владеть собственностью, но и вообще она лишалась прав юридического лица. Легально могли существовать только местные религиозные общины, с которыми власть заключала договора о пользовании церковным имуществом. Целью правительства «народных комиссаров» была ликвидация Церкви как социального института. Советская власть формально признавала за гражданами право на свободу совести, поэтому на практике священнослужителей и мирян стали обвинять в политических преступлениях — контрреволюционной деятельности и антисоветской пропаганде — и затем старались добиться, чтобы человек признал себя виновным во враждебной государству политической деятельности. Иногда представители репрессивного аппарата пытались добиться отречения христиан от веры во Христа, но, в отличие от Римской империи, факты этих попыток, которые были незаконными, не заносились в протоколы допросов.

Борьба за международное признание и начатая Новая экономическая политика, предусматривавшая определённую внутреннюю либерализацию, побудили большевистское руководство, в котором все более значимой становилась роль Иосифа Сталина, отложить на некоторое время проведение в жизнь ленинских установок. Однако, несмотря на послабление в политической и экономической ситуации, с конца 1920-х годов расстрелы служителей Церкви возобновились. Гонения на Церковь достигли своего пика в конце 1930-х годов. В ходе «большого террора» Русская православная церковь и другие религиозные организации в СССР были практически полностью уничтожены. Генеалог Александр Бовкало, изучая составленный в начале 1937 года для митрополита Ленинградского Алексия (Симанского) список подведомственного ему духовенства (включая псаломщиков), смог установить судьбу 885 человек, из которых в 1937—1938 годах было расстреляно 758, то есть 86 %. Следует учесть, что в эти цифры не попали деятели оппозиционного иосифлянского движения. К концу 1930-х годов внешние проявления церковной жизни стремительно сходили на нет. Из примерно 50 000 храмов, бывших у Русской православной церкви до революции 1917 года, к концу 1930-х незакрытыми оставалось несколько сот (официально — несколько тысяч, но в большинстве из них служб не было, поскольку из-за террора некому было служить). В мае 1941 года митрополит Сергий откровенно говорил знакомому священнику: «Церковь доживает свои последние дни», однако начавшаяся Великая Отечественная война и выступление Сталина по радио 3 июля 1941 года вынудили власть прекратить преследование религии.

Дата окончания периода новомученичества и исповедничества остаётся дискуссионной. По мнению директора Мемориального центра «Бутово» и члена Церковно-общественного совета по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской Игоря Гарьквого, «время исповедничества продолжалось и в период перестройки: хотя в 1988 г. Церковь была освобождена от тотального контроля со стороны государства, страдальцы за веру находились в тюрьмах и лагерях до 1991 г.».

Церковная деятельность по увековечиванию и прославлению новомучеников

5 (18) апреля 1918 года Поместный собор в Москве издал определение «О мероприятиях, вызываемых происходящим гонением на Православную Церковь», в котором в том числе постановил «установить во всей России ежегодное молитвенное поминовение в день 25 января (7 февраля) или в следующий за сим воскресный день (вечером) всех усопших в нынешнюю лютую годину гонении исповедников и мучеников». 25 января (7 февраля) было выбрано как дата расстрела митрополита Киевского Владимира. Был установлен также день крестных ходов в приходах, где были новомученики — понедельник второй недели по Пасхе. Собор выработал механизм фиксации случаев насилия по отношению к Церкви и верующим. На основе этих материалов была составлена листовка, в которой содержались проповедь протоиерея Павла Лахостского «Новые священномученики» и список «Рабов Божиих за веру и Церковь Православную убиенных» (17 имен). Участники собора, профессор Борис Тураев и иеромонах Афанасий (Сахаров) занимавшиеся составлением «Службы всех святых в земле Русской просиявших», включили в эту службу ряд песнопений, посвящённых мученикам, пострадавшим от большевиков.

После окончания Гражданской войны в России открытое поминовение за богослужением имён убиенных за веру практически прекратилось. Вызвано это было тем, что деятельность всех убитых в предыдущие годы православных христиан стала признаваться, как правило, контрреволюционной. Но несмотря на это, память о новомучениках и исповедниках российских хранилась в церковном народе. Многие священники и епископы поминали их имена за проскомидией.

Московская патриархия в своих официальных заявлениях около 60 лет (со времени «легализации» Временного патриаршего Священного синода при митрополите Сергии до «перестройки») вынужденно отвергала факт преследований за веру в СССР. С позиции существовавших тогда законов и таких государственных учреждений, как Совет по делам религий, мелочно регламентировавших деятельность Русской Православной Церкви, вопрос о рассмотрении возможности канонизации новомучеников, пострадавших при коммунистическом режиме, не мог быть даже поставлен. Тем не менее, среди верующих в СССР существовало почитание подвижников, подвергавшихся преследованиям со стороны властей.

Вместе с тем за рубежом шла работа по сбору данных о пострадавшем от репрессий духовенстве. В 1949 году Русская православная церковь заграницей опубликовала первый том книги протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики Российские», в 1957 году увидел свет второй том. Это было первое систематизированное собрание сведений о русских мучениках и исповедниках веры. Однако о канонизации церковных деятелей, пострадавших от советских репрессий речи в то время не было. В первый раз вопрос о канонизации новомучеников Русской Православной Церковью Заграницей был поднят в 1971 году на Архиерейском Соборе РПЦЗ, принявшем резолюцию: «Архиерейский Собор с благоговением преклоняется перед священным подвигом Российских новомучеников и сочувствует их прославлению». Из документа следует, что Зарубежная Церковь тогда не собиралась канонизировать новомучеников, выразив лишь сочувствие возможному их прославлению. В 1974 году Архиерейский Собор Зарубежной Церкви снова поднял вопрос о канонизации новомучеников, но ограничился лишь подтверждением резолюции предыдущего Собора. В среде самой РПЦЗ многие возражали против этого прославления, считая, что «не маленькой Русской Зарубежной Церкви браться за него», что надо подождать того времени, пока сама Русская православная церковь, освободившись от безбожников, совершит канонизацию. Но наиболее серьёзным препятствием для канонизации новомучеников стало отсутствие их почитания в самой РПЦЗ. В 1981 году, перед самой канонищацией журнал «Православная Русь» констатировал: «ни старшее поколение не молилось им, ни те, у кого они учились. За границей призыв Всероссийского Священного Собора 1917—1918 гг. оставался до недавнего времени не услышанным». Панихиды по ним не служились, как это было установлено Священным Собором 1917—1918 гг., разве что частным образом отдельными лицами по пострадавшим родственникам.

Русская православная церковь заграницей после долгой подготовки совершила прославление Собора новомучеников 1 ноября 1981 года на своём Соборе под председательством митрополита Филарета. Данная канонизация, продиктованная в немалой степени политическими настроениями русской эмиграции, была проведена без тщательного предварительного исследования обстоятельств жизни и кончины прославленных лиц. В официальном акте канонизации (при отсутствии имён канонизуемых), подписанном председателем Архиерейского Собора митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Филаретом (Вознесенским) и 14 архиереями, даётся ссылка на то, что канонизация совершена по просьбе некоторых лиц, живущих в России. Ни в документе, подписанном участвовавшими в Соборе архиереями, ни в отдельном, посвященном этому событию послании митрополита Филарета, нет ни одного конкретного имени из канонизуемых, за исключением царской семьи, хотя имена пострадавших, предполагавшихся к канонизации, были известны. РПЦЗ тогда прославила не конкретных святых, а скорее феномен мученичества в коммунистическом государстве. К лику святых причислили всех новомучеников и исповедников, в том числе и тех, чьи имена неизвестны.

Канонизация новомучеников и исповедников состоялась в преддверии 1000-летия крещения великого князя Владимира и Киевской Руси. Празднование собора было приурочено к 25 января (7 февраля) — дню памяти митрополита Владимира Богоявленского. Ранее священники, служившие панихиды, не знали имён всех убитых и поимённо называли только известных им лиц, прибавляя слова «и иже с ними». Поскольку в календаре Православной церкви подготовительные недели перед Великим постом иногда начинаются уже в январе, было решено, что праздник собора Новомучеников не должен совпадать с воскресными днями подготовительного периода и может отмечаться ранее 25 января (7 февраля).

В дальнейшем отсутствие канонизации Собора новомучеников и исповедников со стороны Московского патриархата расценивалось в РПЦЗ как одно из главных препятствий на пути сближения с Церковью в Отечестве.

Прелюдией к прославлению новомучеников и новых исповедников Российских, пострадавших в годы революционной смуты и большевистского террора, явилась канонизация патриарха Тихона 9 октября 1989 года. В июне 1990 года на Поместном соборе архиепископ Берлинский Герман (Тимофеев) первым из иерархов открыто заявил: «нам нельзя отрекаться от бесчисленных мучеников за веру, нельзя забывать их». Данный Поместный собор рекомендовал Синодальной комиссии по канонизации святых «иметь особое попечение о подготовке материалов к канонизации мучеников, пострадавших за веру в годы гонений, обрушившихся на нашу Церковь в ХХ веке»

25 марта 1991 года Священный синод Русской православной церкви принял Определение «О возобновлении поминовения исповедников и мучеников, пострадавших за веру Христову, установленного Поместным Собором» 5 (18) апреля 1918 года: «Установить по всей России ежегодное поминовение в день 25 января (7 февраля) или в следующий за сим воскресный день всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников».

Архиерейский собор Русской православной церкви (1992) определил совершать празднование Собору новомучеников и исповедников Российских 25 января (7 февраля) — в день памяти убиения священномученика Владимира (Богоявленского) — в случае совпадения сего числа с воскресным днём или в ближайшую неделю (воскресенье) после оного.

«Многолетний террор, развязанный большевистским партийно-советским режимом в отношении священнослужителей и верующих всех конфессий», был осуждён Указом Президента РФ № 378 от 14.03.1996 «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий» (ст. 1 Указа).

В 1990-х годах шла подготовка к канонизации Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, многие святые были прославлены как местночтимые.

Архиерейский собор Русской православной церкви (2000) прославил как известных, так и неизвестных нам мучеников и исповедников веры. Чин канонизации был совершён 20 августа 2000 года. Были прославлены 813 новомучеников и исповедников Российских, свидетельства о подвигах которых были получены из 35 епархий. Кроме того, в Собор новомучеников и исповедников Российских были внесены для общецерковного почитания имена 112 ранее прославленных местночтимых мучеников и исповедников. «В послесоборное время поименное включение в состав уже прославленного Собора новомучеников и исповедников Российских совершать по благословению Святейшего Патриарха и Священного Синода, на основании предварительных исследований, проведенных Синодальной Комиссией по канонизации святых» (пункт 14 Деяния о Соборном прославлении новомучеников и исповедников Российских).

Было определено также, что в состав Собора будут включать святых по решению Священного синода Русской православной церкви. В Соборе новомучеников и исповедников Российских XX века на 1 января 2011 года поимённо канонизированы 1774 человека.

12 марта 2002 года Священный синод Русской православной церкви утвердил и рекомендовал к богослужебному употреблению в Русской православной церкви службу новомученикам и исповедникам Российским.

Собор новомучеников дополняют по мере обнаружения и изучения сведений; существуют весьма различные оценки числа казнённых и репрессированных в СССР клириков и активных мирян Православной церкви.

Несмотря на то, что тематика преследований по религиозным убеждениям широко обсуждалась в обществе, игумен Дамаскин (Орловский) в сентябре 2007 года «с сожалением отметил невостребованность опыта новомучеников среди современных россиян»:

Если говорить о том, насколько современные люди осведомлены о жизни новомучеников, хотят соприкоснуться с церковным преданием, читают жития, вникают в опыт своих предшественников по жизни в Церкви, то мы должны признать: современные люди не пускают в духовный оборот это наследие. Эта эпоха отошла в вечность, пришли «новые» старые соблазны, и опыт предшественников остается неизученным.

6 октября 2008 года Священный синод Русской православной церкви постановил создать рабочую группу для рассмотрения вопроса о почитании новомучеников и исповедников Российских XX века, канонизованных Русской православной церковью заграницей в период разделения.

25 декабря 2012 года Священный синод образовал церковно-общественный совет по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской.

29 мая 2013 года решением Священного синода Русской православной церкви было принято название «Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской».

Бутовский полигон и храм близ него

9 августа 2001 года правительство Московской области приняло постановление № 259/28 об объявлении бывшего секретного объекта НКВД — КГБ, действовавшего с конца 1930-х и до начала 1950-х, «Бутовский полигон» в Ленинском районе, Государственным памятником истории.

Согласно архивным данным ФСБ, только в период с 8 августа 1937 по 19 октября 1938 на Бутовском полигоне были убиты 20 тысяч 765 человек; из них 940 — священнослужители и миряне Русской Церкви.

28 ноября по юлианскому календарю — в день памяти сщмч. Серафима (Чичагова) — 1996 года на Бутовском полигоне (д. Дрожжино Ленинского р-на Московской области) был освящён небольшой деревянный храм во имя Новомучеников и Исповедников Российских.

В мае 2004 года на богослужении, совершённом Патриархом Московским Алексием II в Бутове присутствовала первая официальная делегация РПЦЗ во главе с её Первоиерархом митрополитом Лавром, находившаяся в России с 15 по 28 мая 2004 года.

Тогда же Патриарх Алексий и митрополит Лавр совместно заложили основание нового, каменного храма Новомучеников и Исповедников к югу от Юбилейной улицы. К 2007 завершено его строительство из бетона. В храме хранятся многие личные вещи людей, принявших мученическую кончину в Бутове.

19 мая 2007, после подписания Акта о каноническом общении накануне, Патриарх Московский Алексий II и Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви Митрополит Лавр совершили великое освящение храма.

Состав и порядок канонизации новомучеников и исповедников российских

Собор новомучеников и исповедников российских начал формироваться с 1989 года, когда был канонизирован первый святой — Патриарх Тихон.

Канонизация подвижников XX века была существенно затруднена после вступления в силу федерального закона от 27 июня 2006 года № 152 (ФЗ «О персональных данных»), предусматривающего закрытия доступа исследователей к судебно-следственным делам, содержащимся в российских архивах.

Календарно-литургические указания и гимнография

Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, проходивший 13 — 16 августа 2000 года, постановил: «Общецерковное празднование памяти Собора новомучеников и исповедников Российских совершать 25 января (7 февраля), если этот день совпадет с воскресным днем, а если не совпадет — то в ближайшее воскресенье после 25 января (7 февраля)».

В 2002 году утверждена новая служба Собору.

Тропарь, глас 4-й

Днесь радостнѡ ликꙋетъ цр҃ковь рꙋсскаѧ, /
прославлѧющи новомч҃ники и҆ и҆сповѣдники своѧ̑: /
ст҃ители и҆ і҆ереи, /
царствєнныѧ стрⷭ҇тотерпцы, /
бл҃говѣрныѧ кнѧ̑зи и҆ кнѧги̑ни, /
прпⷣбныѧ мꙋ̑жи и҆ жєны̀, /
и҆ всѧ̑ правѡславныѧ хрⷭ҇тїаны, /
во дни̑ гоненїѧ безбожнагѡ /
жизнь свою̀ за вѣрꙋ во хрⷭ҇та̀ положившыѧ, /
и҆ кровьмѝ и҆стинꙋ соблюдшыѧ. /
Тѣхъ предстательствомъ, долготерпѣливе гдⷭ҇и, /
странꙋ̀ нашꙋ въ православїи сохранѝ /
до скончанїѧ вѣка.

Кондак, глас 3-й

Днесь новомч҃ницы рѡссійстїи /
въ ризахъ бѣлыхъ предстоѧтъ а҆гнцꙋ бж҃їю, /
и҆ со а҆гг҃лы пѣснь побѣднꙋю воспѣваютъ бг҃ꙋ: /
бл҃гословенїе, и҆ слава, и҆ премꙋдрость, /
и҆ хвала̀, и҆ честь, /
и҆ сила, и҆ крѣпость /
нашемꙋ бг҃ꙋ /
во вѣки вѣкѡвъ. А҆минь.

Величание

Величаемъ васъ, / ст҃іи новомч҃ницы и҆ и҆сповѣ̑дницы рѡссійстїи, / и҆ чтимъ чⷭ҇тна̑ѧ страда̑нїѧ ва̑ша, / ꙗ҆̀же за хрⷭ҇та̀ претерпѣли є҆стѐ.

Молитва

Ѽ ст҃іи новомч҃нцы и҆ и҆сповѣ̑дницы рѡссійстїи:/ ст҃ителїе и҆ пастырїе цр҃кве хрⷭ҇товы, / царственнїи стрⷭ҇тотерпцы, / бл҃говѣрнїи кнѧ̑зїе и҆ кнѧги̑ни, / доблїи воини, монаси и҆ мїрстіи, / бл҃гочестивїи мꙋжїе и҆ жєны̀, / во всѧцѣмъ возрастѣ и҆ сословїи за хрⷭ҇та̀ пострадавшїи, / вѣрность є҆мꙋ̀ даже до смерти свидѣтельствовавшїи, / и҆ вѣнецъ жизни ѿ негѡ̀ прїемшїи!

Вы̀ во дни̑ гоненїѧ лютагѡ, / землю нашꙋ ѿ безбожныхъ постигшагѡ, / на сꙋдищахъ, въ заточенїихъ, и҆ пропастехъ земныхъ, / въ горькихъ работахъ, и҆ всѧкихъ скорбныхъ ѡ҃бстоѧнїихъ, / ѡ҆бразъ терпѣнїѧ и҆ непостыднагѡ ᲂу҆пованїѧ мꙋжественнѣ ꙗ҆вили є҆стѐ. / Нынѣ же въ раѝ сладости наслаждающесѧ, / пред̾ прⷭ҇толомъ бж҃їимъ во славѣ предстоитѐ, / и҆ приснѡ хвалꙋ̀ и҆ ходатайство со а҆гг҃лы и҆ всѣми ст҃ыми трїединомꙋ бг҃ꙋ возносите.

Сегѡ̀ ради мы̀ недостойнїи / молимъ васъ, ст҃іи срѡдницы наши: / не забꙋдите земнагѡ ѻ҆течества вашегѡ, / грѣхомъ каїнова братоꙋбійства, / порꙋганїемъ ст҃ынь, безбожїемъ, и҆ нашими беззакѡнїи ѡ҃тѧгченнагѡ. / Оу҆молите гдⷭ҇а силъ, / да ᲂу҆твердитъ цр҃ковь свою̀ непоколебимꙋ въ мірѣ семъ многомѧтежнѣмъ и҆ лꙋкавомъ: / да возродитъ въ землѝ нашей дꙋхъ разꙋма и҆ бл҃гочестїѧ, / дꙋхъ свѧтости и҆ страха бж҃їѧ, / дꙋхъ братолюбїѧ и҆ мира: / да паки бꙋдемъ мы̀ црⷭ҇кое сщ҃енїе, / родъ бж҃їй, и҆збранный и҆ ст҃ый, / приснѡ съ вами славѧщїй ѻ҆ц҃а̀, и҆ сн҃а, и҆ ст҃аго дх҃а, во вѣки вѣкѡвъ. А҆минь.

Иконография

В честь новых святых Российских мучеников и исповедников по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной Комиссии по канонизации святых, группой ведущих иконописцев Православного Свято-Тихоновского Богословского Института написана икона Собора святых новомучеников и исповедников Российских. Икона написана в стиле памятников начала XVI века. Подвиги святых, в первую очередь подвиги мучеников, преподаются в иконе не как видимая, ощутимая глазом реальность, а лишь как воспоминание, очерченное в основных признаках воспоминаемого события и необходимое как свидетельство о подвиге, победе святых над силами зла, но, при этом, подаваемое в контексте образов Царствия Небесного.

Икона состоит из трех частей: средника, как главной части, где представлен собор святых, предстоящих в прославленном состоянии; деисусного чина в верхнем ряду; боковых клейм с изображениями мученических подвигов.

Средник

В верхней части средника расположено название иконы. Сонм Святых стоит на фоне православного храма, напоминающего Храм Христа Спасителя в Москве, символизирующего Православную Церковь, а также её судьбу (разорение, а затем восстановление) в XX веке.

Перед ним изображен престол, одетый в красное, пасхальное облачение, также символизирующее воскрешение Православия в России. На престоле лежит Евангелие со словами Спасителя: «Не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити…» (Мф. 10:28).

В нижней части перед престолом находится изображение Святых Царственных Мучеников, а слева и справа две группы новомучеников.

Левую (по отношению к зрителю) группу возглавляет святой Патриарх Тихон (по отношению к духовному центру иконы — Кресту — группа является правой); правую — святой Петр (Полянский), митрополит Крутицкий, Местоблюститель Патриаршего Престола. Непосредственно рядом с ними стоят святители митрополиты Казанский Кирилл (Смирнов) и Ярославский Агафангел (Преображенский). За ними стоят епископы-мученики. Епископов слишком много, чтобы изобразить их всех, поэтому часть из символически изображена в виде нимбов, возвышающихся над верхним рядом изображенных иерархов.

Ниже архиереев изображены мученики-иереи, монашествующие и миряне, в том числе женщины и дети.

Деисусный чин

В центре деисусного чина помещен образ Христа, восседающего на престоле. В раскрытом Евангелии в Его руках написаны слова: «Аз есмь свет миру» (Ин. 8:12). Также изображены апостолы Пётр, Павел и Андрей, архангелы Михаил и Гавриил, за которыми русские святые X—XIX веков, символизирующие неразрывную связь новых святых с ранними.

Боковые клейма

На 15 клеймах изображены наиболее известные места мученических подвигов и наиболее выдающиеся страдания святых (слева направо, сверху вниз):

  • Соловецкий монастырь, превращённый в Соловецкий лагерь особого назначения в 1923 году.
  • Страдание и блаженная кончина священномученика Петра (Полянского), митрополита Крутицкого, Местоблюстителя Патриаршего Престола.
  • Суд над священномучеником Вениамином (Казанским) и другими священниками.
  • Расстрел Андроника, архиепископа Пермского и Соликамского, и Гермогена, епископа Тобольского и Сибирского.
  • Разорение Троице-Сергиевой Лавры и похищение мощей преподобного Сергия Радонежского.
  • Зверское убийство великой княгини Елизаветы Фёдоровны 5 июля 1918 года: её вместе с другими мучениками сбрасывают в шахту (см. мученики Алапаевской шахты).
  • Святейший Патриарх Тихон в заточении в Донском монастыре.
  • Убийство Царской Семьи.
  • Массовые расстрелы священников в Бутове в 1930-е годы.
  • Расстрел крестного хода в Астрахани.
  • Убийство Владимира, митрополита Киевского 25 января 1918 года.
  • Образ безымянной святой жены с детьми.
  • Арест священника в храме во время богослужения.
  • Разорение Саровской обители, похищение мощей преподобного Серафима Саровского.
  • Расстрел Кирилла, митрополита Казанского в Чимкенте 20 ноября 1937 года.